Корзина Корзина пуста

k

Августина

Все дело в скрипке - 
маленькой тревожной скрипке, звучащей у меня в голове. 
Колкие болезненные ноты вызывают смешение чувств,
вынуждают потерять ясность ума,
профессиональный апломб взрослого мужчины,
и я остаюсь — живым, потрясенным, маленьким человечком. 
Так дождь бьет по листве,
превращая ее в смятение серебра, зелени и лазури.
Все дело в этой дьявольской скрипке.
Она поет. 
Господи, она снова поет!
Я написал молитву о лишении слуха,
молитву о тишине,
молитву о молчании. 
Я читаю ее внутри себя, 
беззвучно, задерживая дыхание,
но небо надо мной содрогается - 
это Бог пляшет под пение безумной скрипки. 
Значит ли это, что вся моя жизнь — это песнь скрипки?
Тогда я буду петь о тебе, моя милая Августина. 
Ты — один мой начатый поцелуй. 
Один, мне не нужно других, 
я все еще никак не могу распробовать благоухающую кожу,
звенящие серьги, разноцветные платья,
не могу распробовать крылья бабочек,
вылетающие из свертка слов, который ты приносишь ко мне. 
Ты мой начатый поцелуй, длящийся уже годы. 
Скрипка поет, моя милая Августина.
Это поет скрипка в моей голове. 
А я соблюдаю ритуал музыки,
ритуал шаманских почти наркотических танцев,
ритуал вальса и макабра,
ритуал церковного хора 
или поющего голоса десятилетнего деревенского мальчишки у реки.
Я песнь в твою честь, моя милая Августина, мой ясноглазый начатый поцелуй.  
Я песнь, звучащая тогда, когда прижимаю твой юный трепет к своему смущенному сердцу,
звучащая тогда, когда я даю тебе имена ангелов, пытаясь этим сделать столь же бессмертной,
я песнь, милая Августина. 
Скрипка, скрипка поет тебя. 
Это все скрипка в моей голове,
она поет… 
Господи, она снова поет!

Аль Квотион