Корзина Корзина пуста

k

Августина. Антиподы

Ни о чем не тревожься. 
Мир никогда не станет таким, каким хочется его видеть.
Но любая жизнь в антиутопии похожа на последнюю дозу кайфа,
на последнюю дозу секса, книг,
на последний жизненный вызов.
И терять уже нечего,
значит — ни о чем не тревожься.
Ни о чем не тревожься, Августина,
наш закат — всего лишь восход наших антиподов.
Наш закат сейчас, в этой комнате с мягким диваном.
Я уже в окно выбросил всю одежду и набрал горячую ванну. 
Я разрезал грудь и уже достал свое сердце.
Августина, садись, 
кушать подано. 
Ни о чем не тревожься. 
Августина, мне просто нравится видеть эту эротику,
как тебе, дорогая, просто нравится ее чувствовать:
мы лежим друг на друге в воде,
не имея в этом единстве облика,
изучая друг друга заново — лишь губами, поцелуями, устно.
Твое тело русое — устье реки, уходящее к самому горизонту,
ты искусство, моя Августина,
а я уже тысячи лет — служитель искусства. 
Если вовсе закрыть глаза и только пальцами видеть твой контур,
то тогда весь этот несовершенный мир становится чувством. 
Ни о чем не тревожься. 
Мира больше нет. 
Мы лежим в воде и сияем. 
Сердцу стыдно и сладко, мы лежим в воде — кожа к коже. 
Ни о чем не тревожься. 
Сердцу больно и так огромно, моя дорогая.
Мира больше нет. 
Мы лежим в воде. 
Ни о чем не тревожься.

Аль Квотион