Корзина Корзина пуста

k

Августина. Небо

Давай будем проще: над нашей крышей открывается вид на небо. Оно сырое и синее.
И мы никогда не встретимся ни под ним, ни укрывшись от него стеной.
Ты живешь завтрашним днем,
я живу в воображаемом мире - 
мы оба нашли способ сбежать от реальности, Августина,
для нас обоих жизнь оказалось слишком «не той».
И не спасают ласки, 
не спасает интимное содержание каждой ночи,
не спасают друзья, которых с течением времени становится меньше,
не спасаем друг друга мы — в твоем вдохновенном будущем все кажется более цветным и прочным,
в моей фантазии — ты уже несколько лет другая женщина. 
Но ты возвращаешься домой,
и мне кажется, что я ждал твоего возвращения,
какого-то единственного твоего возвращения, способного изменить сложившийся быт.
Поэтому когда я смотрю на тебя — небо плавится и льется в любые щели,
небо заполняет собой пространство, 
нас в пространстве,
заполняет местоимения «я» и «ты».
Так давай будем проще, давай столкнемся в этом синем двумя ковчегами,
потерпим крушение,
и обняв друг друга позвоночником сломанных досок пойдем ко дну.
Вот тогда я скажу, и слова вдруг станут громкими, нежными, триумфальными и плачевными:
«А я ждал тебя, Августина. 
Ждал тебя одну».

Аль Квотион