Корзина Корзина пуста

k

Августина. Облака

Августина, я не мечтатель, просто как ни крути,
любая эпоха заканчивается именно в нас,
но когда ты складываешь руки на своей груди,
бесконечные галактики вырываются из открытых глаз. 
Августина, я не мечтатель, я построил склон
зеленого холма. 
Над холмом запел соловей.
Августина, я не мечтатель, просто с давних времен
у меня голова в облаках, 
облака в голове. 
Я не мечтатель. 
Я мечтал разве что о тебе,
об одухотворении целого внешнего мира,
когда ты идешь босиком по своей траве,
в этом облике/облаке — языческом и монастырском.
Я помню тебя древней старухой в конце времен,
ты безумно плачешь и обнимаешь камни,
потому что все вещи — вещие, 
мы в них живем,
с облаками в голове, с белыми облаками.
Я помню тебя деревом, я кричу в твою крону — цвети!
Белые цветы — облака — зацветают едино. 
Я помню тебя Евой, 
и ты яблоки ешь с руки,
а вокруг облака, облака вокруг нас, Августина. 
Любая эпоха заканчивается именно здесь,
где твоя ладонь ко мне, как к стене, прижалась,
заканчиваются выкрики, лозунги, ценности, месть,
начинается небо. 
Облака, облака окружают,
окружают, кружатся,
Августина, облака везде,
в каждой голове под всякой минутной мелочью,
под эпохой, Августина, под эпохой, которой нет,
облака, бросающие тень на любую вечность.

Аль Квотион