Корзина Корзина пуста

k

Августина. Статуи

Так любили античные статуи, поднося венки,
Так по синеньким тонким венкам стихи текли
И ложились у ног непонятно живого мрамора,
И зачем-то теплым и красным на белое капали.
Так любили миры, еще не заметные в телескоп,
Так в горячем окопе целовали простреленный лоб,
Так тянулись духом к неизбежно недостижимому,
И вся жизнь тогда проходила как будто мимо,
Оставляя в пыли этих мальчиков, безумцев, мечтателей,
По их бледным губам черной тенью тоску печатая.
Так любили гениев, отделенных от нас веками,
И стреляли в себя, чтобы в смерти найти их руками.
Так рожденный младенец — и землей пока не сочтенный,
Вдруг хватает небо еще крошечными ручонками.
Так идут к победе, недоступной людскому роду,
Так, влюбившись в русалку, вяжут камень и смотрят в воду.
Так возносят молитвы, не надеясь, что их услышат,
Так с огромным сердцем, улыбаясь, идут к краю крыши.
Так поэты пишут — никому, но всегда отчаянно,
Каждым новым словом существо свое истощая.
Так с последней гордостью, зубы сжав, идут на расстрел,
Так приходят домой, твердо зная, что дом сгорел.
Так любили статуи…
Отдавая им тело и душу,
Потому что любовь — это самая злая нужда.
Потому что тебе, Августина, никто не нужен,
Потому что ты мне как всегда нестерпимо нужна.

Аль Квотион