Корзина Корзина пуста

k

Августина. В осени

Я целую тебя в сентябре и пишу, что у сентября теплые губы,
Потом мы ссоримся, и я отмечаю, что осень губит,
Так стираются грани между дыханием и ростом травы,
Так сама природа приобретает твои черты.
И теперь смотри: прикосновение стебля отдаётся дрожью,
Солнце ясное, значит я ещё жив, значит мне все можно,
Если сняв горизонт, как иные своё платье снимут,
Это дивное небо со стоном выгибает спину.
Я люблю тебя в осени. Я прислушиваюсь кожей к ветру,
Я ласкаю его порывы по миллиметру,
И в моих руках, Августина, ты воплощаешься
Следом Бога в листве или древним забытым капищем,
Воплощаешься древом, озером, ранним сумраком,
Воплощаешься птицами — пением их без умолку.
И в тебе, Августина, оживают гобелены древнего
Первобытного мира, пахнущего сиренью.
Значит есть в поэзии нечто, что соединяет
Человека с огромным миром, не имеющим края,
Значит есть в поэзии женщина, ставшая ветром,
Значит есть в поэзии ты, навсегда бессмертная.
Тогда слушай, девочка — это осень мне дышит в сердце,
Это чувство любви в каждом растущем деревце.
И летят облака, отражаясь в любом стекле -
Это я, моя Августина, пишу о тебе.

Аль Квотион