Корзина Корзина пуста

k

Безумная Августина

Мы то, что мы есть. 
Мысль и черта суммируются,
повторяют друг друга, раскрывая сложный портрет:
в лице проступают и красота, и уродство -
в зависимости от испытываемых человеком чувств. 
Мы безвольные подбородки, 
напряженные скулы
или хмурые морщины недовольства на тяжелом лбу,
и женщины смотрят на мир с безобразных селфи
безумными глазами, видящими только себя.
Ты тоже безумна, Августина,
но ты не уродлива,
ты скорее пышный и дикий лесной шиповник,
ты в большей степени когти хищного зверя
и пух одуванчика на рубашке у меня на груди. 
Soma-sema, Августина,
оставайся квинтэссенцией духа,
пляши в своем рваном платье на зеленом поле,
раздавай пощечины смущенному гимназисту-небу
и ночами проси меня брать тебя сильно и нежно. 
Оставайся безумной, Августина,
оставайся мгновением,
оставайся движением — беспощадным и сокрушительным,
среди тысяч безобразных селфи проступая молнией,
не имеющей никогда ни лица, ни границ,
ни черты, ни черта!
Августина! 
Я люблю тебя, девочка!
Сознание больше, чем сумма его составляющих,
тебя нет на твоих фотографиях — это нечто чуждое,
я снимаю не тебя, я снимаю интерес к траве,
я снимаю человеческую способность быть одержимостью
вместо пухлых губ или голой пригласительной пошлости,
на твоих фотографиях — осмысление себя пространством,
постижение Бога или тягостный крик страстей. 
Ты безумна, Августина, безумна, безумна, безумна,
это черное пламя пожирает меня, 
черное пламя!
Ты безумна, Августина.
Моя девочка, ты прекрасна!
И я падаю камнем за тобою в любую из бездн.

Аль Квотион