Корзина Корзина пуста

k

Чашка

Какой там вечер — был пожар,
в твоих руках дрожала чашка,
и чашки больше было жаль,
чем наших нервов нараспашку.
Дрожала чашка, 
мир дрожал,
бежало время, спотыкаясь,
дрожали мы, 
дрожал пожар,
дрожал,
бежал огнем по краю.
Да, чашки больше было жаль,
ее фарфоровое тельце,
в твоих руках держась,
дрожа,
разбиться или разлететься 
хотело. 
Чашка каждый залп
страстей вбирала телом белым:
ты стекленела на глазах,
я сатанел — ты стекленела. 
Мир столбенел. 
А мы неслись,
со всех сторон горел нам красный,
и даже зимний инсулин
не остужал тот выпад в крайность.
Мы били пристально и вширь,
но если вспомнить запоздало -
как только, 
вскрикнув до души,
разбилась чашка - 
нас не стало.

Аль Квотион