Корзина Корзина пуста

k

Далеко-далеко

Далеко-далеко прорастут наших мыслей саженцы,
наших дел, наших смелых, но самых беспечных дел,
нашепчи мне в висок, чем потом эти будни скажутся,
где потом человек объяснит себя: «я стемнел».
Нашепчи мне в висок, я под ним уже больно чувствую
пустоту времен, она кости его грызет,
нашепчи мне в висок карту звезд с той огромной чуткостью,
из которой начало все, все вокруг берет.
Только двери уже открыты. И мы уходим в них,
что-то манит на свет, что-то манит отсюда прочь.
Нашепчи мне, но рот твой — красная смородина,
она трескается на ветру в рану сока, в клочья.
Далеко, далеко, за веками черными, чернозрячими,
где-то в будущем — в великаньем мире, в других городах
опустеют святые места, в мягкой пыли спрячутся.
Отзовет своих ангелов поэзия. 
Что будет тогда?

Аль Квотион