Корзина Корзина пуста

k

Декорации мира

Я брожу по декорациям этого мира и ищу простора. Среди узких улиц и ярких огней, среди ветвей деревьев и осенних луж, между странными и простыми людьми и самим собой. В четырех стенах своего маленького дома, между небом и землей я ищу простора. Зачем? Степь, без конца и без края, желтая сухая трава под ногами, тронутая первой изморозью, далекий крик одинокой птицы и тонкая линия горизонта где-то между небылью и былью… Откуда это воспоминание? Зачем оно сейчас? Сейчас есть окна домов, где пока еще горит свет, шум машин, по осеннему затянутый осколок неба и сигарета в руке. Вокруг меня люди, которым я нужен, которых люблю я сам, но все чаще мой взгляд упирается в них словно в стену, и соскальзывает, и рвется к окну, к небу, дальше.. Мне часто снится ночное шоссе, утонувшее в метели, и машина мчится сквозь нее, и снег в свете фар превращается в звезды, и они разбиваются о лобовое стекло, стекая никому не нужными струями воды в грязь дороги. Иногда мне кажется, что это судьба всех звезд. Я пишу бессвязно, пишу как есть. Я никогда не любил черновиков. Что такое одиночество? Это наша среда обитания, мы одиноки везде и всегда, в тишине безлюдности, на шумной улице, в кругу друзей и обьятиях любимого человека. Мы одни приходим в этот мир и одни уйдем, такова наша природа. Но почему так сложно смириться с ней? Может быть все должно быть не так? Может быть когда-то было иначе, и старая память, давно нами покинутая за ненадобностью, иногда все же прорастает в груди острой печалью без причин? Это лирика, это слова ни о чем. Тоска бескрылых птиц, что помнят свой полет. Наверное, я старею. Все чаще оглядываюсь назад, вместо того, чтобы привычно лететь вперед. Мысли, мысли, мысли… паутина никому не сказанных слов. От меня привыкли ждать ответа на любой вопрос, новых знаний, какой-то нелепой мудрости, а я… А я больше не хочу говорить, теперь я хочу слушать. Я хочу стоять на пожухлой траве, тронутой первой изморозью, и молча смотреть на далекий горизонт. Без слов, без движения, почти без дыхания, смотреть и ждать, совсем немножко надеясь, что когда-нибудь сказанные слова все-таки прорастут в душах, в который раз меняя этот мир.

Аль Квотион