Корзина Корзина пуста

k

День дыма

Сегодня день дыма и пепла,
но мы не горим, мы сгорели еще вчера. 
Серафическая женщина, сидящая на моих коленях, 
смотрит в одну точку и тут же становится иконой. 
Потому что в этой точке все багровые звезды,
красные моря и черные вены жизни,
потому что в этой точке собирается сегодняшний мир
и выглядит истинно — ущербным и сокрушительным. 
Серафическая шестикрылая женщина на моих коленях:
на ее востоке вместо солнца встают волны - 
кажется, это голос. Ее тихий голос.
Что уже не важно, когда ты в этих волнах тонешь. 
Я атлант — на моих коленях лежит мироздание,
огромное и пустое, как ночь над равнинами,
как полное отсутствие ветра над океаном.
Я атлант и утопленник — на коленях моих сидит женщина. 
И нет других женщин, способных объяснить молчанием 
птичий полет или аскетизм растущего духа,
способных, просто сидя вот так на моих коленях,
олицетворять собой образ великой галактики,
быть иконами, волнами, 
быть зрением, красными точками
в самый тревожный из дней,
в день дыма и пепла. 

Аль Квотион