Корзина Корзина пуста

k

Девочка Агафья

Хлеба и зрелищ, господа. Они нужны нам. Мы хотим их. Любое чтиво должно заключать в себе пружину пиздеца, резко до звона расправляющуюся в мозгу зрителя. Девочка Агафья прожила долгую и спокойную жизнь. Агафья ходила в школу, без проблем поступила в университет, у нее был любящий муж и послушные дети, в будущем достигшие больших высот. Бабушка Агафья все еще живет в небольшом домике за городом, разводит на дворе пчел, встречает внуков блинами с медом и умиротворенно счастлива. В благополучной жизни нет сюжета, она не вызывает интереса, она вызывает только зевоту. Девочка Агафья была похищена, когда возвращалась домой из школы, пять лет после этого она прожила в подвале маньяка, который насиловал ее (иногда используя срезанную выхлопную трубу со старой восьмерки) и заставлял жрать собственные выкидыши. Вот сюжет. Вот то, что вызовет многочисленные обсуждения. То, что домохозяйки будут с ужасом пересказывать друг другу по телефону, то, что зритель, подняв брови, выложит у себя в блоге, разнося вирус. Вот то, что не забудут сразу, через секунду после поглощения информации. Что вызовет диссонанс, эхо, возмущение, что способно привлечь внимание. И тогда я прихожу к своей любовнице и даю ей ружье. Я бью ее по лицу, равнодушно и сильно. Она простреливает мне бедро и сносит полчелюсти. Бытовое насилие в рамках художественного зрелища. Я живу с раскуроченным лицом, убивая каждого, кто косо посмотрит на меня. Я превращаюсь в интересный сюжет, в потенциал книги. Я становлюсь историей.

Александр Ноитов