Корзина Корзина пуста

k

Еще темнее

Она кажется еще темнее возле светлых окон,
Словно кожа ее — ночь, словно в личике ее луна.
Она шепчет тише звезд: «если Боженька даст еще срока,
Если хватит здесь любви, разреши мне тебя целовать.»
А сама она вся ландыш, цветок — стебелек и росинка,
Не сорвать такой рукой, страшно тронуть — прозрачный насквозь.
Она шепчет, улыбаясь: «А знаешь, мечтала о сыне.
Не случилось — прощаю. Все прощаю я, что не сбылось».
Она шепчет голубыми губами, поет, как птица,
Словно птица, положившая небо себе в крыло:
«Даже если ты простишься со мной, разреши молиться,
Ведь молиться за тебя, мой любимый — легко, светло.»
Она тянется глазами к окошку — еще живая,
Но слабее и слабее, посмотришь — почти не видна.
Она шепчет голубыми губами и исчезает…
А за стареньким больничным окошком — уже весна. 

Аль Квотион