Корзина Корзина пуста

k

Эссе

Я иду по скисшему от сырости осеннему городу. Приятный запах прелости (скажи, почему у гниения такой сладкий запах?) воспринимается с трудом, мешают сезонные простуды. Я иду по городу людей, не желая иметь с этими людьми никаких общих корней (скажи, что мы сделали с собой, когда мы успели стать тем обществом, частью которого уже никому не хочется быть?), но в то же время отчаянно желая понять каждого из них, смешаться с искаженной суммой лиц, тел, голосов, мироощущений и мыслей (скажи, как скоро закончится мое изгнание в себя?). Томас Лиготти однажды дал определение осени, которое прочно (порочно?) застряло у меня в голове : «Когда все в природе умирает, благоухающе снисходя на землю, мы одни оживаем. После того, как свет и тепло покинули мир, когда всякий печален на могиле природы, мы одни возвращаемся.» Может быть, потому что я сам, задолго до встречи с этими словами, писал, что осень — это время возвращаться. А американский писатель просто рассказал мне, что это философия чудовищ, рождающихся в самых первобытных, самых темных закоулках сознания. Или, может быть, я увидел себя среди всяких, всех, кто печален на могиле природы (скажи, Бог способен жить над кладбищем? ангелы летают над погостом?). Мне часто хотелось оторвать себя от причастности к смене сезонов, не замечать их, не реагировать, чтобы не повторяться по кругу вместе у неумолимым движением планетного массива природы (скажи, можно ли переписать начисто самого себя?), но вот я снова иду по городу и не хочу, а так же вижу осень. А осень видит меня. Она проникает в поры, влажно хлюпает в кроссовках, поднимает температуру до паршивых 37,2, она пахнет и шуршит вокруг до тех пор, пока я не нахожу себя пишущим очередное осеннее эссе. Если в этот момент заглянуть мне в глаза, то в них можно увидеть октябрь. Осень пробралась и туда (скажи, если ты протянешь руку, погрузив ее в мою грудь, ты нащупаешь сухие листья?). Она засела во мне занозой, отзываясь кашляющим недомоганием и склонностью к медленной красивой меланхолии. Я иду по городу. Я думаю об осени. Осень идет рядом со мной (скажи, ты видишь ее? скажи!). И мне все отчетливее начинает казаться, что мы, осень и я, уже сотую вечность беспрерывно идем по этим улицам только потому, что нам обоим просто некуда больше идти.

Аль Квотион