Корзина Корзина пуста

k

Это ты?

Я стучусь в дверь и слышу: «Милый, это ты?»
Мне даже не нужно, чтобы ты открыла, мне достаточно этой двери.
Больше — некоего дверного сфинкса с одним облупленным глазком и мучительным вопросом-загадкой. 
«Милый, это ты?»
Это ветер, в нашем чертовом подъезде всегда сквозняки. 
Это холодные стены лестничной площадки. 
Болотно-зеленого, настолько тошнотворного оттенка, что кажется все здесь создавалось только с одной целью — люди не должны хотеть остаться тут ни на секунду. 
Те, кто останется, никогда не будут счастливы. 
Те, кто остался — чужеродная вытесняемая форма жизни в господстве этих стен. 
«Милый, это ты?»
Читаю шпаргалки на стенах.
«Мишка санное хуйло»
Это я?
«Ленка из третьей шлюха»
Это я?
«Не пизди, гандон, лохи, рашка в дерьме, путин хуй»
Это я? 
Где я?
«Милый, это ты?»
Это две лампочки. Одна из них разбита, другая тускло светит, не разгоняя царство теней, а только умножая его. 
Царство теней и тараканов, царство запаха готовящегося обеда из одной квартиры и истошных криков из другой. 
Милый… 
Здесь никого нет. 
Нежилая, неживая смердящая пустота. 
Скрипы и шорохи, подчеркивающие сидящий на ступеньках призрак тишины.
Смятые хабарики на полу, пустые бутылки, которые я сбрасываю ногой в провал лестничного пролета. 
Шприцы и сгустки свернувшейся крови. 
Подсказки на стенах, нарисованный маркером кролик между матерных слов. 
Я стучусь в дверь, чтобы еще раз услышать оттуда наивное — «милый, это ты?». 
Ты вечно задаешь этот вопрос, снова и снова. 
Так, как будто бы я знаю ответ.

Александр Ноитов