Корзина Корзина пуста

k

Эверест

Мне нравится стереотипное сравнение жизненного пути с подъемом в гору. По-моему, это великолепная метафора. Мотивирующая. Одна из лучших, придуманных человеком. Покори свой Эверест! Для нормальных людей это звучит красиво и гордо. Для меня — смешно и честно. Дело в том, что первую часть пути к вершине Эвереста ты проходишь по человеческим экскрементам, оставленным там твоими предшественниками. Но болезненный вопрос мусора и дерьма на знаковой горе — это головная боль Непала. Вопрос того же самого в твоей жизни — головная боль тех, на ком ты сорвешься. Плевать. Мы же продолжаем идти. Мы восходим, мы почти солнце, мы прекрасны, даже будучи по колено в… Поднимаемся дальше, жизнь стремится к своей вершине, Эверест дрожит под нами! А дальше зона смерти. Заканчивается кислород, начинается некроз. Бежим. Наша задача — успеть дотянуться до заветной вершины до того, как тело умрет окончательно. Нашими путеводными звездами станут трупы тех, кто не успел. Эверест, мы идем к тебе, ориентируясь по мертвым телам, которые никто не закопает на мирном зеленом кладбище, к которым не будут приходить скорбные родственники с купленными неподалеку букетиками цветов, взятыми торговками с других могил. В таких условиях тела просто невозможно забрать с Эвереста, который они так и не смогли покорить. Но ведь жизнь есть жизнь. Дар, который ты не просил, но который не умеешь не ценить, это заложено в твоем животном начале. Мы шагаем выше. Мы пытаемся обогнать смерть, мы играем на выживание сами с собой. Мы все выше. Эверест, ты ждешь нас? Ты гребаная гора, ты не умеешь ждать. Это восхождение нужно только нам. Наша жизнь, по большому счету, нужна только нам. И очень редко — кому-то еще. Тем, кто купит потом очередной букетик у кладбищенских торговок. Или тем, кто молча кивнет новому вмерзшему в пейзаж ориентиру на диком и жестоком пути собственного восхождения к Эвересту.

Александр Ноитов