Корзина Корзина пуста

k

Вытирайте ноги

- Вытирайте ноги.- раздраженно буркнул он, меланхолично растирая мокрой тряпкой грязь по белому паркету стоматологический клиники.

Настроение было плохое, с утра заморосил дождь, посетители тащили с улицы всю эту слякоть, которую он безуспешно и не особо стараясь гонял из угла в угол. К тому же от долгого стояния со шваброй его мучила одышка, давали знать о себе избыточный вес и слабое здоровье. Он с глубокой тоской кинул взгляд в серую пелену за окном. Еще только начало дня, а усталость уже давит на плечи, туманит голову. И завтра все будет точно так же, потому что усталость эта не проходит уже много лет.

- Вытирайте ноги! -раздражение окрасилось нотками скрытой злости.

В сорок с лишним лет работать уборщиком в посредственной больнице, за нищенскую зарплату, существующую больше для вида, какой стыд, какой позор для мужчины. Не добиться в жизни ничего, остаться нулем, ничем, тенью, игнорируемой всеми людьми, постоянно заходящими и выходящими в белую дверь, фантомом без имени, без прошлого и, что самое страшное, без какого-либо будущего.

- Ноги! Ноги вытирайте!



 

Родители возлагали на него большие надежды. Мать, вечно живущая в каком-то другом мире, далеком от реальности, мечтала, что ее сын станет великим эстрадным певцом из тех, которых сама постоянно слушала. Ни один из них не был великим, это были обычные попсовые исполнители-однодневки, которых давным давно не существует, вам сложно будет найти даже упоминание о них, но мать верила, что они именно великие. И он будет таким же. Она рассказывала ему о грядущей славе и множестве поклонниц и фанатов, разгуливающих в майках с его лицом, о длинных очередях за автографами к его гримерной, ведь у великой звезды обязательно должна быть своя гримерная, и о том, как изящно он будет сбегать из нее, чтобы благосклонно подарить ночь любви самой красивой из женщин. Во время таких рассказов глаза матери мутнели, заволакивались, видимо, она уже видела себя самой красивой женщиной в объятиях одного из своих кумиров.

Отец был более прагматичен, он не верил в известность и всемирную любовь, падающие с неба, и готовил его к жизни по-своему. Он хотел, чтобы сын не жил иллюзиями, а получил юридическое образование и стал богатым уважаемым человеком. Почему-то именно юристы казались отцу эталоном достатка, успеха, влияния, этакими идолами благополучия, к которым в руки текут бесконечные потоки денег. Он рассказывал о дорогих автомобилях с личными шоферами, о полагающейся каждому юристу охране в черных очках, о неподкупных друзьях, признающих в тебе лидера, и журнальных моделях всех цветов и размеров, не покидающих спальни. Еще почему-то отец искренне верил, что каждый юрист хотя бы раз в жизни здоровается за руку с самим президентом.

- Вытирайте ноги, сколько же можно повторять! — он вздохнул.

Ни великой звездой эстрады, ни юристом с личной охраной он так и не стал. Школу еле дотянул, в итоговом аттестате пестрили тройки, притянутые за уши родительскими уговорами, на юридический факультет поступить не смог, с треском провалив все экзамены, после чего не стал пробовать что-то еще, сдавшись окончательно. Пару месяцев прожил ничего не делая, за счет родителей. Жил бы и дальше, но они намекнули ему, что если он не хочет ни учиться, ни становиться великим, то пора бы ему начать зарабатывать самому. Не долго думая, он устроился уборщиком в какой-то офис, не столько ради самой работы или зарплаты, сколько ради того, чтобы родители перестали донимать его своими упреками.

- Вытирайте ноги, не тащите с улицы грязь!

Время шло, но в его жизни ничего не менялось, он так и оставался уборщиком. Разве что те полы, которые мусолил он старой тряпкой, прошли эволюцию от первого офиса до сегодняшней клиники, став белой плиткой, которую он и наблюдал большую часть времени, не желая поднимать взгляд от пола. Родители разочаровались в нем и больше не пытались вмешиваться в его жизнь. Нет, конечно, они продолжали любить своего сына, но уже как-то лениво, отстраненно и издалека. Потом в его жизни появилась женщина. Она была толстой, некрасивой, глупой, совершенно не интересной и значительно старше него, но тем не менее они съехались.

- Да вытирайте же ноги!

Она была из рода тех одиноких женщин, которые уже не ищут принца, которым подходит любой, главное, чтобы в доме был мужчина, больше для галочки и отчета перед подругами. А значит, подходил и такой неудачник, как он. Такие любили из жалости. Не родившие детей, они выплескивали всю нерастраченную материнскую нежность и строгую опеку на своего несчастного, недееспособного мужчину. В довесок к этому она зарабатывала достаточно, чтобы обеспечить и себя, и его. Возможно, это и стало основной причиной их союза, но он не хотел себе в этом признаваться. В итоге она сама предложила перевести их отношения в официальные, для той же галочки, и он согласился, приобретя жену.

- Вытирайте ноги, наследили тут!

Глубоко в душе он ненавидел и презирал свою жену, которая каждый день, когда он приходил с работы домой, по хозяйски распоряжалась его временем, и что самое горькое, имела на это право. Он боялся возразить и знал, что уже никогда не сможет этого сделать. Если раньше у него еще были шансы уйти из ее попечения, то с годами их становилось все меньше. А сорокалетний мужчина без образования и с опытом работы уборщиком не нужен никому. И она, это женщина, с которой он делил свою жизнь, стала для него ежедневным напоминаем о собственном ничтожестве.

- Вон же тряпка, не видите, что ли? Вытирайте ноги!

Но все, что когда-то говорили ему родители о толпах поклонников, о личных шоферах и журнальных моделях так и осталось где-то в нем и каждую секунду душило набухшей неудовлетворенностью амбиций. И он знал только один способ спастись от этой жизни с жалкой работой, вызывающей отвращение женой, вечной усталостью и одышкой, от осточертевшей швабры и от себя самого, того человека, которого он презирал и которым не хотел быть.

***

С аватарки ласково и откровенно сексуально улыбался красивый молодой юноша. Он был удивительным человеком, женщины влюблялись в него легко, мужчины искали с ним дружбы, а он был бескрайне добр и никого не гнал. Да и сложно не влюбится в такого мужчину, он молод, но не слишком, он еще не занят никем другим, он богат, он сам неоднократно обмолвился об этом, но случайно, конечно, случайно, ведь он очень скромен. А как талантлив, какие стихи он пишет, ведь это его стихи, конечно же его, те люди, которые обвиняют его в плагиате, просто завидуют чужому успеху и популярности. А еще он живет сказочной жизнью, каждый день у него невероятные приключения, там, рядом с ним, никогда не бывает скучно. И как хочется хоть краешком жизни задеть эту яркую, веселую судьбу, лишенную суеты, проблем и серости будней.

И за всем этим шквалом оваций никто и никогда не услышит въевшейся в эту самую судьбу неуместной здесь фразы «вытирайте ноги».


 

Аль Квотион