Корзина Корзина пуста

k

Гениальный алхимик

Наше общество — гениальный алхимик средневековья. Оно создало философский камень рынка, превращающий в золото все. Хоть человека со всеми его фактическими и додуманными составляющими, хоть пучок перьев из гузки облезлого голубя. А ты как думала, детка, хэнд-мэйд. То, что когда-то было для фантастов утрированием до абсурда, сейчас стало реальностью. Продается вода, продается свежий воздух оздоровительных санаториев, продается песок, земля, продаются люди. Вчера я купил высушенные осенние кленовые листья. Те самые, которые мы каждый год пинаем ногами, гребем граблями на дачах и сжигаем в кострах. Купил, потому что не знал, что они уже тоже товар. Обычные кленовые листья в целлофановой упаковке превращаются в золото, в его современный эквивалент — деньги. Возможности и власть философского камня безграничны. Продается все, что есть. Продается даже то, чего нет. Это отдельная тема, если тебе лень собирать те же листья, чтобы поиметь собственный продукт, ты можешь его выдумать. И так же продать, кто-нибудь обязательно купит. Это фундамент философского камня, привитая массам привычка покупать. 

Но философский камень был не единственной навязчивой идеей алхимии, второй была идея создания гомункула. Что же, победное достижение есть и здесь. Homo sapiens стал редким видом, мир заполонили гомункулы, сверстанные по одним и тем же образцам. Иначе объяснить такое количество сконструированных шаблонных мозгов, то бишь людей, разговаривающих одними и теми же базовыми цитатами без проблеска своего, вдумчиво-опытного взгляда на мир, можно только Чеховским высказыванием из его «Дома с мезонином» — «у девяноста девяти из ста нет ума». Если собрать коллекцию из 10-15 распространенных, популярных и модных систем мышления, большая часть людей перестанет тебя удивлять, каждое их слово станет предсказуемым почти дословно. Я проявлю гуманизм, я не буду верить Чехову, я буду верить в алхимию. Чтобы дать людям хоть какой-то шанс в моих глазах. Шанс, конечно, иллюзорный, как и многие другие, но что поделать, выбор не велик. Ты только не обижайся, детка, когда я спрошу, до какой температуры нагревали сперму, из которой тебя вывели, и как долго после этого хранили в конском навозе. Без обид, ничего личного, всего лишь интерес исследователя. Считай это спасительной соломинкой, лучшим для себя, не дающим тебе попасть в 99 Чехова.

Александр Ноитов