Корзина Корзина пуста

k

Глубина

Глубина… Как часто мы привыкли оперировать этим словом. Глубина глаз, глубина отношений, чувств, глубина души, глубина помыслов, идей… чего угодно. А ведь глубина подразумевает наличие дна. Как это начинает звучать с другой стороны? Дно души. Дно глаз. Дно твоих чувств. Это то — что мы не услышим, остановившись в приятном размахе понятия глубины. Мы услышим то, что захотим услышать, а захотим то, что лучше для нас. У тебя высокие глаза… Уже не звучит? Зато не подразумевает дна. Да, простая подмена понятий, да, со временем так бывает, это частый и обычный эффект, да, в нашем понимании литературных оборотов глубина не подразумевает дна, да, да, да. На все доводы о том, как я не прав и какой дурак — да. И моя подпись. Но все же вначале было слово и смена понятий происходит тоже по каким-то причинам. В данном случае — по причине красоты слова, закрывающей глаза на его смысл. О чем я и написал. Но это не важно, это уже железная подржавевшая кружка оправданий на таз непонимания, вылитый на меня после моих слов. На самом деле лишних и не нужных. Никому, ни о чем, пустота в пустоту. А все-таки глубина интригует. Теплая, мягкая, дышащая, живая глубина ближе и родней нам, чем холодная, чуждая, непонятная высота, чем необозримая туманная равнодушная даль. Так же, как заглянуть в самого себя нам несравнимо проще, чем окинуть взглядом вселенную. И даже смутный полунамек на наличие дна уже делает нам понятие ближе. Проще, привычнее… понятней. Потому что человек, из глаз которого смотрит бездна, пугает.

Аль Квотион