Корзина Корзина пуста

k

И не будет рая

И не будет рая, только жизнь у нас будет такой: оторвать и выкинуть, 
потому что даже младенчество мы встречаем истошным криком, 
потому что везде окрест — никому, никому не просто, 
и летит над землей человеческая тоска в миллиардность голоса. 
И у каждого бой с собой от родильной крови матери — наперед проигран. 
Посмотри хоть на душу свою и увидишь тогда — в ней водятся тигры, 
и глаза их горят, горят, и глаза их — голодные, хищные. 
Посмотри на душу свою — они рыскают в ней, они ищут пищу. 
Каждый день нам дается по силам, да силы эти давно растрачены. 
Но не думай, что я устал, 
но не думай, что я, отвернувшись к стене от тебя — вдруг плачу. 
Если надо, я буду и дальше ходить за тобой по черному и горящему. 
Посмотри на время — мы же эту тяжесть хребта и Христа от пеленок тащим. 
Будем жить, не щадя себя, закрывая собой родных от разящего внешнего, 
но не будет рая и не будет похожей на ангела идеальной женщины, 
и не будет того блаженства, за которое раньше люди в кресты себя складывали. 
Царство Божие — там, а у нас эпоха с рукой порока и с лицом блокады. 
С человекопрезрением — страшным, страшным (я не плачу, милая), 
с «Бог дает по силам» и совсем внутри «где бы взять те силы?». 
Ведь ты знаешь сама, какая же боль здесь дается на каждую душу. 
А когда я умру — просто выключи музыку у меня в наушниках. 

 

Аль Квотион