Корзина Корзина пуста

k

Как художнику

Как художнику слова (подумаешь, мелочь какая — всего только слова),
как художнику ведом тебе каждый черт, каждый здесь херувим,
ты уже по строке и по рифме себе напророчил такого - 
ни одна из цыганок не сможет тебя удивить. 
Ни одна из цыганок. И ты им кричишь: «а давайте я сам вам судьбу нагадаю!»
и смеешься так страшно, так проклято, что по траве 
у них сыплются деньги — из лохмотьев и юбок, из глаз — забываясь, теряясь,
словно деньги — пустяк, когда небо летит по земле.
Словно деньги — пустяк, когда неба мазок — размахнувшийся, пегий,
изо рта вырываясь, переломанной косточкой машет, но все же летит,
он летит вдохновенно, и машут вослед разноцветные юбки, и звякают серьги,
он летит, когда вкруг все цыганки сошлись — словно солнце в зенит,
он летит из тебя, от тебя отрываясь — обещаешь прореху зашить, как всегда, послезавтра,
он летит, когда сам ты бессильно и медленно падаешь, слыша: «еще напророчь!»,
он летит, он все выше и выше, когда, пряча ужас за смуглым загаром,
как художник (лишь слова, какой же пустяк) ты уходишь за табором — чувствовать ночь.

Аль Квотион