Корзина Корзина пуста

k

Карты

Ты собираешь карты — деревянные, бумажные или вырезанные на шкурах животных,
даже у меня на животе ты рисуешь маршрут движения,
и это жжение кожи, когда ты достигаешь цели…
Если бы твой влажный язык был литературным, это был бы бестселлер. 
И ты хочешь, чтобы я отвез тебя в твою Индию, идеально духовную,
в которую мы нырнем сразу голыми — без любой страховки,
В твою Индию, в которой, если верить картам, мы обязательно будем,
в твою Индию, где каждый прохожий лично знаком с Буддой 
или знаком с Шивой,
боже мой, милая! 
Я готов всю жизнь искать эту страну с тобой вместе,
я готов искать ее в Непале, в Африке и любом другом месте,
подниматься в горы, обниматься с любым крокодилом,
молча глядя, как это делает тебя счастливой. 
И я сам готов стать Венецией или Арктикой,
у меня на щеке Бруней и твое дыхание,
любопытствующее так ласково и так интимно,
что все земли, по которым я прохожу, пролетают мимо,
не касаясь разгоряченных чувств или сознания,
когда пальцы твои рисуют на лопатке здание,
и я становлюсь храмом, тюрьмой, больницей.
Моя милая, только ты реальна, остальное снится. 
Ты прокладываешь новый маршрут моего возбуждения,
снова страны, язык, сумасшествие, боль и жжение,
ты прокладываешь маршрут даже через этот стих.
Ты собираешь карты. 
Я — одна из них.

Аль Квотион