Корзина Корзина пуста

k

Лезвие

Ты бьешься с собой, потому что иных врагов не бывает,
ты берешь свою душу и думаешь: «что бы еще отрезать».
Если мыслить трезво, то руки души для жадности,
если мыслить дерзко, то нож есть потеря веса,
и в конечном счете — обретение нужной легкости.
Если мыслить дальше — кожа души для похоти,
если быть тобой, то губы — для лишней пищи.
Остается тело,
это значит, ты пока что дышишь.
А потом приезжаю я 
с двухнедельной щетиной, чувством юмора и добрыми глазами,
нахожу тебя уставшей насмерть 
и пытаюсь собрать, как конструктор:
возвращаю руки, 
чтобы детей могли ласково гладить,
возвращаю губы и бережно их целую.
Остается жизнь — молодая, шумная, сильная,
остаются прогулки и полки, покрытые пылью,
золотые взгляды — как солнце и его горение,
и лезвие дома, 
ждущее твоего возвращения.

Аль Квотион