Корзина Корзина пуста

k

Люк

Этот город — как открытый канализационный люк, сначала ты его не замечаешь, а потом валяешься на дне, скуля и считая переломы. Я лежу на дне, разглядывая ставший недостижимым круг мутного, почти муторного света уже несколько лет. Тьма гуманнее этого пошлого, капающего вниз грязной водой прообраза солнца, тьма стала бы необходимой инъекцией обезболивающего, смогла хотя бы полувыключить сознание, лишая его одного из привычных инструментов восприятия. Болит решительно все, падал я крайне неудачно. Болят не только чувства — болят мысли, болят едва различимые хриплые стоны, болят стареющие и новорожденные идеи, болит совершенно любой образ будущего, на который у меня хватает фантазии, кажется, болью отдает даже естественная человеческая способность дышать. А круглое отверстие сверху радостно, весело и оттого еще более цинично освещает эту картину моей ничтожности и слабости. Словно бы говоря слишком громким и жизнерадостным голосом: «парень, видишь этот торчащий из ноги осколок кости? Вот она, истина и смысл твоей жизни, непреложная действительность рождения, смерти, плоти и духа. Крыса в канализации города, парень. Жалкая, больная, подыхающая и визгливо ужасающаяся этому крыса в канализации». За годы пребывания на дне я научился ненавидеть этот свет за его неумолимую честность. За обещание невозможного утраченного блаженства. Тот свет, откуда я пришел. Тот свет, откуда пришли мы все и в который однажды вернемся, прихватив с собой лютую ненависть. Тот свет, который так откровенно ощупал, высветил, реализовал мою боль. Тот свет, который необходимо погасить.

Александр Ноитов