Корзина Корзина пуста

k

Море после смерти

Возможно, из-за ливня, шедшего всю ночь, но мне снилось море. Мы с другом приехали в какой-то маленький живописный городок, от которого ходил рейсовый автобус прямо к пляжу. Очень поверхностно посмотрев остроконечные сказочные домики, мы, не долго думая, сели на него. Увы, доехать нам не удалось, за пару остановок выяснилось, что на оставшемся участке дороги идут ремонтные работы и автобус по ним временно не ходит. Мы вышли на заброшенной остановке, поросшей травой, друг побежал выяснять детали, а я сел покурить на валявшееся неподалеку дерево. Рядом бесцельно бродило еще несколько человек, таких же как мы. А потом к нам подошел парень и предложил довезти до моря. Не бесплатно, конечно, но и не дорого. Я и несколько других пассажиров согласились. Оглянувшись в поисках друга, я не увидел его и, может не совсем правильно, но не стал ждать. Какое-то время я рассматривал проплывавшие пейзажи за окном, потом местами начала блестеть вода и мы остановились. Я вышел один из совершенного пустого маршрутного такси, под ногами хрустнул песок. Тогда я не обратил на это внимания, мне не пришло в голову задуматься о том, куда делись люди, ведь садились мы вместе. Я просто вышел и пошел вперед. Дойдя до кромки воды, я остановился, закрыл глаза и долго стоял, вдыхая соленый воздух и вслушиваясь в мерный шепот волн. И было во мне что-то дальнее, чуждое, незнакомое, бесконечно равнодушное, но все же прекрасное. Потом я стряхнул это странное оцепенение и пошел назад, пара остановок это ведь пустяк. И вот тогда я первый раз удивился. Я не мог уйти с пляжа. Куда бы я не шел, я неизменно возвращался к кромке воды, узнавая собственные следы на мокром песке. А потом ко мне подошел мальчишка. Совсем юный, с большими грустными глазами, в рубашечке, разрисованной некрасивыми цветами и поношенных шлепках, знавших лучшие времена. Он подошел, осторожно и неловко взял меня за руку и сказал: «Пошли, я покажу тебе». До места аварии мы дошли довольно быстро. Встревоженные голоса, всхлипы, местами истерический плач было слышно издалека. Только в этот момент я вспомнил пустой автобус и все понял. Я увидел своего друга, который подбегает к останкам транспортного средства, волнуется, его движения дерганные, резкие, у него никак не получается скрыть дрожь рук. Он бежит искать меня к небольшой группке людей, это оставшиеся в живых. Не находит, беспомощно смотрит по сторонам, еще не веря, еще предполагая одну из моих дурацких шуток, и медленно идет в другую сторону, туда, где подъехавшая скорая застегивает черные пакеты на лицах так и не доехавших до моря людей. А я смотрю на это и мне… все равно. На меня падает то же состояние, холодное, безразличное, мокрое, соленое, но мне оно почему-то напоминает любовь невероятной силы. А потому я не долго смотрю на эту суету, потом пожимаю плечами, разворачиваюсь и иду домой. К морю.

Аль Квотион