Корзина Корзина пуста

k

Моя душа

Обращаюсь к своей душе, я спрашиваю: как твое самочувствие?

Отвечает: болею, любимый мой, потому что души болят за всех.
Самочувствие становится срамочувствием, мне незримо грядущее чудится,
и грядущие люди в своем мелочном себялюбии все бессмысленней и все злей. 
Превращается в слабочувствие — трясутся руки, немного горечи,
как у каждого, кто говорит, не пытаясь навязать себя. 
Я пока еще держусь за твое плечо, как другие сжимают поручни,
но все чаще опускаю голову в небо, белым маревом в нем клубясь. 
Превращается в словочувствие, и тогда ты сочиняешь лирику,
потому что пока еще спрашиваешь меня и даже готов внимать,
но все чаще не улавливаешь шепот, спотыкаясь на широких выкриках,
так как плотные монолиты гор тебе много ближе, чем легкий туман.  
Впрочем, все это ты знаешь до слова сам, когда видишь в себе дрейфующий
бесконечно одинокий мир и его вековой необъятный ландшафт - 
острова старой боли за каждого в большом человеческом богочувствии,
которое ты, мой любимый, называешь просто «моя душа».

Аль Квотион