Корзина Корзина пуста

k

Моя поэзия

Моя поэзия — оправданная боль. В ней ранее понимание и запоздалое раскаяние — все, для кого я сегодня пою… Все, для кого я… Все исчезнут. Однажды руки женщины, которые я целую, станут пахнуть мокрой землей, такой искупающе-осенней. Однажды мой самый близкий друг ляжет, закроет глаза, и на груди его заколосится пшеница. Однажды теплая щечка моей дочери со смешливыми ямочками… Господи. Все, о ком я пою. Все, кого я пою. Все. И ты, кого я даже не знаю. Слышишь меня, далекий человек? Мне больно за земную красоту твоих дней и их безысходную конечность. Мне больно за твое защемившее сердце и за открытую, полную веры в будущее улыбку. 
Я кричу тебе — живи!
Я молюсь за тебя, живой человек!
Но я стою у окна, курю и листаю страницы жизни, в которой живые люди превращаются в печатный текст, в запись голоса и в пачку фотографий. Живые люди превращаются в предмет. Живые люди…
Господи, позволь мне с ними. 

Аль Квотион