Корзина Корзина пуста

k

Не детское детство

Когда-то давно, когда бухой и обезумевший отчим избивал меня и мою мать, я задавался одним вопросом. Нет, поведение алкоголика, чей разум разрушается под действием спиртовых смесей, было кристально понятным до каждой детали. Понятным до тошноты, до полного и безоговорочного отвращения к этому ничтожному человеку. Я спрашивал не его, я спрашивал свою мать: почему? Почему каждый раз после всех побоев и унижений, после всех отмашек ментов, которых ты вызывала «мы не лезем в семейные разборки, звоните, если будет убийство», после нежизнеспособных попыток защитить своего сына, после таких же обреченных попыток сына защитить тебя, почему снова и снова, когда эта тварь приползала с извинениями и жалкими самооправданиями, ты прощала все и сразу? Я задавал этот вопрос ни один раз, я задавал его многим женщинам, пока постепенно схема поведения не начала складываться в голове. Потому что ответы всегда были примерно один и те же. 

А по сути в корне лежит все та же социальщина, постулаты общественного воспитания и морали, умноженные на личные комплексы или личную жажду самореализации в одной из извращенных ее форм. Есть такая традиция — с детства встраивать в голову будущей женщине один единственный рельс, главную жизненную ценность, которая со временем меняет только фантик — любовь, страсть, отношения, муж, семья, ячейка общества. Рельс отлично ложится на природные инстинкты и моментально приживается. Все остальные ценности существует не параллельно, они ложатся поверх этого единственного рельса. Все ответы сходятся к одному и тому же. «Нужно любым способ сохранить семью» или «лучше такой мужик в доме, чем совсем никакого». В их корне лежат страх одиночества «не будет мужика», неуверенность в себе «никому больше не буду нужна». Общая слабость ментальной модели часто приводит к сильной зависимости от общественного мнения «что люди скажут, одинокая баба с детьми». В ту же адскую топку идут страхи не суметь прокормить себя и детей самостоятельно, нежелание, а значит и неспособность брать ответственность. Женщины, это не любовь, не врите себе, это ваша личная слабость, ведомость и зависимость, которая калечит ваших же детей. И последующая защита этой слабости, доминирующей, более значимой, чем любовь к тем же детям, говорит о вас все. 

Что касается самореализации, то все еще проще. Некоторые бабы умудряются еще черпать из таких раскладов духовную пищу, доверчиво веря в себя, как в ангелов-хранителей «я ему нужна, только со мной он сможет бросить пить и пиздить всех нас, любовь именно ко мне выведет его на путь истинный». Но это уже совсем ничем не прикрытый эгоизм. Пока вы самоудовлетворяетесь таким затейливым способом, в больницу везут 6ти, 10тилетних сопляков, еще неспособных за себя постоять. Вы, простите, липовая хуйня, а не матери. 

Зачем я пишу это? Это не интересно ни алкашам-агрессорам, избивающим свои семьи, ни женщинам, живущим с ними, они найдут себе самооправдание, прикроют разверстую пасть мотиваций высокоморальной ерундой, и уж точно это не интересно тем, кто не сталкивался ни с чем подобным. Я пишу это потому, что я уже вырос, но где-то остались пацаны и девчонки, для которых этот мрак — все еще единственная реальность, которые размазывают по лицам собственную кровь, тянут за подол свою мать и задают всего один вопрос: почему?

Александр Ноитов