Корзина Корзина пуста

k

Неидеальная женщина

К вопросу об эстетике жизни. Мне уже порядком поднадоели все поэтические дифирамбы. Все эти «тонкие босые израненные ножки», «очи в поллица — ну очень», «легкие руки-крылышки стрекозиные» и прочая матерая сценическая фальсификация жизни от поэтов. Звучит красиво, образ рождает, но вместе с образом рождает кучу комплексов. Потому что в жизни таких вот лирических героев и героинь днем с огнем не найдешь. Но всем сразу хочется. Я, в принципе, тоже могу побыть хреновым романтиком:

Твои глаза как два узла
Горящих газом старых звезд,
Твои глаза не облизать,
Ведь между ними вырос нос.

Но беда в том, что однажды мне ударила моча в голову, и я зубами вцепился в честность. Честность, а не истину: я человек, полный собственных тараканов и ошибаться умею и люблю. Но ошибаться я тоже буду честно. И на самом-то деле основа всей романтики не в красоте образа, а в том, что лежит за ним и провоцирует его рождение. Черт, весна на дворе, хочется писать о любви. Моя сегодняшняя любовь лежит у меня на коленях (именно сегодняшняя, на вечность мы не претендуем, я не пророк, а она не гадалка). Свой ноут я ставлю прямо на нее и пишу, но ее это не смущает, у нас свои традиции взаимоотношений. Она упирается щекой мне в колено. Рябой, рыхлой от лишнего веса щекой со следами оспы. Не шелк, не атлас, в этом нет ничего изысканно духовного. Просто теплая человеческая щека на ткани потертых джинсов. Просто лицо, такое не берут на обложки и не воспевают в стихах. Лицо, которое я, кажется, уже расцеловал так, что запомнил губами до каждого изгиба. Могу повторить с закрытыми глазами все черты. Это и есть самое важное в нас. Именно это лицо я помню на ощупь — пальцами, губами, языком. А все остальное — болтология и идеализация того, что не нуждается в идеализации.

Александр Ноитов