Корзина Корзина пуста

k

Неовозрождение

Мы живем в эпоху расцвета культуры. Нет, я серьезно, мы проживаем пик массового искусства, эдакое неовозрождение. Условно, если ты встанешь в людном месте и плюнешь, ты гарантированно попадешь в писателя. Или поэта. В самом крайнем случае — в художника или фотографа, но их чуть меньше, эти искусства требуют вложений — купить карандаш или телефон с камерой. Писательство не требует вообще ничего. Даже знания языка, на котором пишешь. Изо всех щелей щедро льется литературщина, лишенная не то что интеллектуального труда, но и, собственно, законной орфографии и пунктуации. 

Читаю два предложения в блоге. Это раньше я думал, что неспособность связно излагать свои мысли — это диагноз. Теперь это свобода быть собой. Свобода мнения и свобода называть говно цветами, потому что говно имеет право, творческая толерантность воцарившихся самомнений на фоне полного отсутствия реального образования в сфере искусства. Два предложения, в которых 756 случаев насилия над правилами языка и 76 жестоких избиений ногами законов литературы. Зато над ними гордое самопровозглашение — писатель Василий Пупочкин. 

Возникает желание все же выйти на улицу и начать плевать в авторов современного ренессанса. Однако изюминка самомнения в том, что в бытовой жизни оно хранится в маленьких теплых кармашках, нашитых на внутреннем эгоизме. Люди ходят по улицам. Люди посещают свои рабочие места и зарабатывают деньги. Слесарь, учитель, клерк, домохозяйка, студент. Люди возвращаются домой, упираются в свои мониторы и открывают тайный кармашек. Самомнение проглядывает наружу: там, где только что сидели люди совершенно разных профессий, теперь сидят творцы. Все как один. Писатели, поэты и художники, выдающиеся мыслители века. Не дай бог кто-то усомнится, заявив, что писатель должен знать, что слово «любоф» не является вводным и не выделяется запятыми. Да и пишется в литературе несколько иначе. Не дай бог такое сказать, это же посягательство на толерантность искусства, на свободу творчества. На право называть себя хоть царем, хоть богом, если того требует самореализация внутреннего мира. 

Но на самом деле все хорошо. Только совсем немного жаль грядущее поколение, которое утратит веру. Доверие к искусству, ставшему неразличимым в этой клоаке, захлебнувшемуся в канализационных водах, порождаемых нашим эгоистичным правом видеть себя выдающимися гениями современности. Писателями, поэтами и художниками.

Александр Ноитов