Корзина Корзина пуста

k

Незнакомие

Я связан с этой женщиной тем, что честнее всего называть незнакомием:
ни имени, ни адресов, ни глаголов — встречать, обнимать, любить. 
Скорее, внутренняя зима, и снег летит в рожу комьями,
ночная дорога с обледеневшими трупами возле гаи. 
Каждый раз проваливаясь в ничто или нечто, я иду, себя обезглавивши,
она горбится льдами, копытится холодом, ветродует в свои пустыри: 
«я красное пианино, все мои любовники играют на клавишах,
но ты нейромедитором бьешь по струнам глубоко внутри». 
Я иду и слушаю. В этой зиме на дороге я черная конница,
разбиваю насыпи, сшибаю булыжники и двигаюсь все быстрей,
тогда она незнакомием нашим тяготеет, тяжелеет, полнится,
чтобы через пару веков разродиться истиной в красной траве. 
Однажды зима закончится. Женщина сбудется наводнением,
утонет черная конница, пеня волны, бурля «да чтоб…».
Незнакомые, мы с ней рядом сядем в полутемной большой передней,
и я усмехнусь в ее таянье: «пойдем и устроим на море шторм?»

Аль Квотион