Корзина Корзина пуста

k

Погибший дар

Я формулирую это в стотысячный раз. Я знаю, что каждое слово пройдет мимо. Но я все еще пытаюсь. 

Когда-то мы писали друг другу письма, которые шли месяцами. Мы ждали ответа. Потом появился телефон. Потом интернет. Казалось бы, все идет к большой и легкой коммуникации, рушатся стены, сметены барьеры, люди с каждым витком прогресса все ближе друг к другу. Казалось бы. Вся беда в том, что это действительно только казалось. Потому что коммуникационное единение общества в конечном счете привело только к большему количеству срачей, споров, склок и локальных межличностных войн. Каждый, рьяно захлебываясь слюной, с глазами навыкате доказывает свою правоту. Кто-то ноет и жалуется, кто-то обличает, кто-то отстаивает, все орут о себе, разрывая связки. Ломая о клавиатуру остатки человеческих черт. Нынешняя форма общения выглядит как обнаженный мужчина, по древней традиции ёбаи пришедший в дом к своей любовнице, уже готовый потно торжествовать между ее раскинутых ног, но вдруг оказывается, что эта женщина прошла инфибуляцию. Мы все — больная орава глухих выродков, истекающая соком возбуждения от собственного эгоизма. 

Захожу в блог молодого художника, который рисует черно-белых людей без головы. Тьма комментариев. От людей с той же дремучей тьмой в башке. Все эти «ты ублюдочный больной маньяк», «ты говно-художник», «я считаю, что картины должны быть цветными, только это облагораживает мою нищую бомжеватую душонку» и прочие бездарные бредни знатоков всея. По краям сидят великие дешифровщики, судорожно находящие самих себя в каждой кляксе на заднем фоне. Ни одной попытки узнать. Ни одной попытки услышать. Ни одной попытки понять. Пацан гениален, люди без головы сверху, люди без головы снизу. Шикарный паноптикум. 

Впрочем, под фотографией мимозы в блоге какой-то дамочки, одуревающей от скуки, находится вдруг пара сотен комментариев ярой бойни каждого со всеми. Люди, это всего лишь фотка цветочка. Понимаете? Фотка. Долбаного. Цветочка. 

Когда-то мы писали друг другу письма. И ждали ответа. Ни в одном из писем не было слов «заткни хлебало, дегенерат, хуль ты тута выступаешь, у тебя, блять, неправильное понимание астрала». Письмо шло месяцами. Над письмами думали. К составлению письма относились серьезно, даже бережно. Писали весомо, осмысленно и грамотно. Свои слова взвешивали, отмывали от лишнего мусора и укладывали на бумагу, как ценность. Сейчас нам дана возможность говорить друг с другом без трудностей, говорить сразу и сразу же получать ответ. Стало проще. Стало массово. Стало доступно. Стало пусто в общей глухоте и дуроте. Мы разучились думать, господа. Поставьте свечку за упокой этого бесценного тщетно погибшего дара.

Александр Ноитов