Корзина Корзина пуста

k

Прелюдия к

Прелюдия к.
Хорошо, раздевайся сама.
И пока расскажи мне, каковы плоды твоего ума:
они горькие? Кислые? Экзотические?
Или похожие на горящую в темноте спичку?
На горячие кирпичики нагретых на солнце зданий,
на цветочного школьника, избегающего войн и знаний?
Раздевайся сама, если хочешь.
И рассказывай мне все эти мелочи:
Как у тебя на работе кто-то с кем-то соперничает,
как с весенних веточек капает в землю облако,
и как сложно тянуть себя к свету из мрака волоком.
Раздевайся сама,
оставляя только голую правду:
только голое тело, состоящее из чертей и радуг,
только голую исповедь разбитого мной фонаря.
Раздевайся сама,
и рассказывай все подряд,
раскрывая дух, как конверт, запечатанный воском,
как бутылку шампанского — по груди моей брызги расплескивая,
потому что без духа — близость становится пошлостью,
потому что без нас даже солнце становится полночью.
Раздевайся сама, отдаваясь болью и окриком
в каждой клетке меня, в каждом новом недописанном сборнике
этой самой поэзии, которая руками тянется
к твоему монологу брошенного на пол платьица.
Раздевайся и смейся, как мне горько от этого жжения,
и иди во мне — как великое опустошение,
и иди во мне, как идут и Бог, и зима.
Хорошо, моя девочка.
Если хочешь — раздевайся сама.

Аль Квотион