Корзина Корзина пуста

k

Пропащие люди

Мы пропащие люди, детка, мы тень на холке
бесконечно светлого мира, полного Богом.
Наши водка в спальне и мокрая обувь в холле,
не манера свободной жизни, а то немногое,
что осталось материи после утраты духа.
Мы в четыре уха слушаем голос пыли -
это все, что осталось после потери слуха,
это все, чем мы стали,
утратив все, чем мы были.
Это все. 
И материя ищет новое имя.
Назови меня катабасисом полой вещи,
и по каждой молекуле в хмурое небо высмей,
потому что хотя бы любовь должна пахнуть свежестью. 
Мы пропащие люди, пропавшие люльки и книги,
мы оставим потомкам ничто, как урок падения. 
Мы материя — грозная, страшная, безъязыкая, 
мы предметы без ангелов в сердце, да что поделаешь. 
Наши обувь в спальне и теплая водка в холле,
наши злые ласки — до крови от скрытой ярости,
наши смолы в окурках лягут однажды в горло
беспощадным словом, брошенным вещью в старость,
в короеда, в гниль или в пыль, которую слушали,
в превосходство формы над сутью, которой не знали,
потому что вот здесь, в груди, где должны быть души,
вещество вздымает снежную горную наледь. 
Мы пропащие люди, детка, провал под кожей,
темнота под веком и подпись на теле снега:
человека из грязи вытащить все же можно,
но попробуй вытащить грязь из человека.

Александр Ноитов