Корзина Корзина пуста

k

Прозаик

Мы счастливые люди. У нас есть крыша над головой, на кухне еда, уютный свет монитора и доступ к интернету. Да, у каждого своя собственная боль, которую мы любим возвеличивать, доводя до ранга трагедии, но мы счастливые люди. И мы пишем стихи. Стишки-мотыльки, огромным числом облепившие стены храма сытой лиры, неуклюжие создания с толстым брюшком опостылевших идей и недоразвитыми крыльями нового вдохновения.

Мы не сражаемся за каждый глоток воздуха, жизни, земли и неба, пересохшей от боли глоткой сглатывая ком крика, нет, мы пьем чай, курим возле окна и рассуждаем о смысле бытия, цинично взвешиваем природу любви, лениво ковыряем теряющими чуткость пальцами аспекты своих слабеньких эмоций-мух, по привычке считая их слонами. Потому что своя рубашка всегда ближе к телу. Нам скучно. Ты знаешь, что самыми счастливыми людьми считают себя уроженцы самых неблагополучных стран? Ты знаешь, что там самый низкий процент самоубийств? Может быть, потому что они вкладывают в понятие жизни именно жизнь, а не порожденные душной нашей скукой рассуждения о ней. Я часто слышу плачи о неразделенной интернет любви «он не отвечает на личные сообщения», о невыносимых муках несдачи экзамена, переезда, ссоры с другом\подружкой\родителями и иже с ними, перечислять можно долго, повторюсь, у каждого своя боль. Мне горько это слышать. Знаешь, иногда я смотрю в глаза тем людям, которые прошли блокаду, войну, огонь и голод, боль и смерть, и задаюсь вопросом: как сказать им, этим людям, что мы, жалкие тени жизни, страдающие возле своих мониторов от скуки — их продолжение. Как сказать им это и суметь не опустить взгляд. От стыда за себя и таких, как ты. Мы не поэты, мы прозаики. Поэзия — дитя тяжелых времен, дитя великих перемен, а не высосанной из пальца муки, поэзия дается через боль на каждом выдохе, поэзия убивает. Проза жизни, вот наш удел. Размышления ни о чем с умным лицом. И пусть мне скажут, что я не прав, но все же, все же, все же…

Аль Квотион