Корзина Корзина пуста

k

Румянец

Две чашки есть на кухне. Из одной 
я пил дурман зимнемолочной ночи
на брудершафт с девчонкой черновой - 
чернокартинной и черновосточной.
Она мне пела что-то о большой
сторонней жизни, сшитой из мгновений,
а я держался всей своей душой
за легкость тела на моих коленях. 
Она мне пела смело и светло,
почти что свято в паузах смеялась,
а я молчал, но все во мне цвело,
и все во мне стихами измерялось. 
А я молчал, смотрел, я пил взахлёб
ту черноночь, желая лишь сорваться
и выкрасить любой закат в ее
рубиново-рябиновый румянец.

Аль Квотион