Корзина Корзина пуста

k

Шиповник и бабки

В принципе, я понимаю, что в центре Воронежа все дворы по умолчанию принадлежат бабкам, которые живут в них со времен основания города. Хотя иногда мне кажется, что это города строят на скоплениях бабок. Вот находят места, где они кучкуются местными аборигенами и грозно глаголят в небеса: повелеваю быть здесь граду. А еще я понимаю, что мужчина с большим фотоаппаратом, с выдвинутым на всю немалую длину объективом, для этих бабок что-то вроде ангела карающего, посланного с небес, дабы лицезреть их жизнь и составить заключение о требуемых изменениях в канцелярию Бога. В связи с чем, каждый раз оскверняя своим присутствием эти заповедники пожилых людей, то есть местные дворы, я неизбежно наталкиваюсь на одно и то же: кто-то подкрадывается со спины и с дребезжанием в старческом скрипучем голосе начинает: «Столб!! Еще столб сфотографируй, внучек! Видишь, как покосился. А в подъезде все лампочки хулиганы эти выкрутили!». Всех местных хулиганов я должен знать в лицо и по фамилии, иные варианты даже не рассматриваются. Вчерашний случай толкнул меня написать этот пост. Я так же бесцельно гулял по дворам со своей любимой фото-игрушкой на шее, пока не увидел возле какого-то дома так и не доеденный птицами шиповник, мирно переживший зиму, в связи с чем и остановился, дабы увековечить сытость пернатых на века. Как обычно, из-за плеча раздался старушечий голос, испуганно-встревоженный: «Что, сынок, дом падает???». Ну что я мог ответить на это? Нет, первой мыслью было рассказать, что дом действительно падает, а я стою под ним и жду, когда же он упадет, потому что я такой оригинальный самоубийца. На деле я вежливо улыбнулся и постарался объяснить, что ничего страшного не происходит, просто я художник в поисках красоты, но недоверчивость, оставшаяся в глазах бабки, скорее всего говорит о том, что она мне так и не поверила и теперь будет ждать падения дома. А мне подумалось, так ли это правильно: предполагать из всех возможных вариантов — худший? Ждать от мира самого страшного? Чтобы потом, если что-то действительно случится, цокать языком и, снисходительно качая головой, говорить: «а я так и знала». Стоит ли оно того, чтобы каждый день собственноручно убивать свое великое право — быть счастливым?

Аль Квотион