Корзина Корзина пуста

k

Сказочники

Я уже писал о сказках, но ни слова не сказал о сказочниках. Тех людях, в которых они живут, тех странных людях, которые выпускают их из собственный груди, как разноцветных немыслимых птиц. Сказочник… И кто-то представит себе чудаковатого странника, прячущего в уголках смеющихся глаз чуть-чуть грусти, чуть-чуть мудрости и много-много звездного света, тихого, уже не сна, еще не музыки. А в ком-то при этом слове зазмеится злоба к коварству и лживости, прогремит осыпью камней сарказм: «тоже мне, сказочник». Скорее всего, это будут те, кому рассказали грустную сказку без счастливого конца. И единожды обоженные, они черствеют и холодеют, они лелеют свою боль и обиды, они слепнут к свету и теряют чуткость с сладкому шелесту волшебных слов. Они навсегда остаются жить в своей маленькой, огороженной сказке, в памяти о ней. А сам сказочник? О чем думает, что чувствует, чем живет этот удивительный человек, отношение к которому так разнится? И глядя в привычное нам небо, что видит он?

Поэты, художники, те, кого принято расплывчато называть творческими людьми — немного сказочники. Они отличаются от остальных? Несомненно. А может быть, они отличаются именно поэтому? Потому что волшебные миры, порой удивительные, порой пугающие, для них зачастую ближе того, в котором они родились? И еще, и это самое главное, что отличает сказочника от мечтателя: они умеют ими делиться. Им дана возможность приглашать в свои сказки других. А кто из нас никогда, хотя бы в детстве, не хотел в нее попасть? Вот и ответ. Но сказочник, способный вдохнуть жизнь в свое творение, населить его всеми желающими, такая редкость. И не так сложно его найти, как удержать. Потому что, дописав историю, они уходят, неумолимо уходят, чтобы никогда не возвращаться, предоставляя нам самим право растить это эфемерное создание чужой непонятой души.

Аль Квотион