Корзина Корзина пуста

k

Скудоголики

Есть такой вид ущербных и ущемленных людей, назовем их скудоголики. В жизненном океане они занимают место возле прибрежной линии, на том мелководье, по которому судьба однообразно волочит их туда-сюда, набивая все отверстия песком. То есть они живут, но настолько бездарно, что в какой-то момент в них начинается острое голодание по жизни. Не хватает собственных событий, переживаний, идей. Они пусты изнутри и снаружи. Нищенство разума. Скука как перманентное состояние. Их спасение в паразитировании на сторонних полноценных жизнях. Скудоголики долго и с огромным удовольствием обсасывают других людей. «А Людка-то, глянь, залетела». «А мишка-то вчера домой пришел под ночь». Из них можно дрессировать отличных ищеек, с готовностью выискивающих любую мелочь в быте своих соседей и знакомых. Или совершенно незнакомых людей с яркой насыщенной жизнью. Вкусной. Сытной. Это патологический вуайеризм. Со скудоголиками можно обсуждать кого угодно. Но в большинстве случаев обсуждение всех подряд останется единственной темой для разговора, мы же помним — сами они на мелководье, где больше говорить не о чем. Туда-сюда. И все. Как вариант, можно что-то придумать. Надеть на себя выдуманную жизнь. Эпичные страдания или подвиги, достойные легенд. Это тоже форма паразитизма, потому что в ней так же необходим слушатель, который будет жрать ушами фантазийную брехню и сопереживать, порождая корм для утробной ненасытной пустоты скудоголика. Вероятно, в сердобольных дамочках они могут вызывать жалость. Во мне — брезгливость. Как насекомые. Как лоснящиеся жирные тараканы в раковине, проползающие в любую щель. Поэтому, встречая таких людей, я беру дихлофос.

Александр Ноитов