Корзина Корзина пуста

k

Совершенства

Все может стать совершенством, все может требовать статуса идеала. 
Совершенным может быть преодоление самого себя для достижения космических просторов искусства,
и совершенной может быть триумфальная безоговорочная победа личности над искусством. 
Это чертовски угнетает. 
Скорее всего, угнетает само осознание того, что привычная для тебя система ценностей оказывается не единственно возможной. 
Такое осознание вызывает сразу гамму невротических чувств: несогласие, отрицание, раздражение,
удивление и в конце концов глубокое депрессивное безучастие к окружающему. 
Угнетает то, что абсолютно любой жизненный путь может быть верным,- это мгновенно отнимает любую силу и решительность делать хоть какой-то выбор. 
Ты становишься чем-то вроде старого халата или мятой подушки, 
ты лежишь на диване, пожирая внутри своей головы хаотичность мыслей,
больше не пытаясь упорядочить ее посредством систематизированной речи,
потому что какие мысли и какая речь могут быть у старого халата?
Ты всю свою жизнь ехал паровозиком по рельсам строгих определений добра и зла,
от худшего к лучшему, а потом в середине поездки узнал, что стоишь в поле,
где каждый сорняк заявляет, что он есть благо и плод божественного творения. 
Это угнетает потому, что у тебя только что отняли идеал, к которому можно стремиться. 
Ты мучительно жаждал сладкую конфету, но тебя завалили ими, и аппетит исчез.
Теперь ты старый халат, халату не нужны сладости. 
Старый халат. Угнетенное изношенное тряпье, собирающее пыль, 
потому что и это может быть совершенством,
это тоже плод божественного творения,
еще один сорняк в бесконечном поле, лишенном горизонта. 
Тогда зачем быть чем-то другим?
Ты лежишь на диване, пожирая собственные мысли,
ты лежишь считанные минуты, пожирая внутри себя столетия,
потому что человек — это потенциал,
ты — это вода в закупоренной бутылке, которой больше некуда выплеснуться. 
И вода в тебе бурлит, не находя выхода, но потом становится стоячей и затхлой.
Ты мокрый старый халат, насквозь пропитанный водой внутреннего содержания, ставшего бесполезным. 
Все это чертовски угнетает.

Александр Ноитов