Корзина Корзина пуста

k

Светлячок

Друзья называли ее светлячком. И действительно, когда она входила в дом, в нем словно бы становилось светлее. Неиссякаемый источник шуток, смеха, хорошего настроения, заразительной энергии и легкости, она быстро становилась своей в любой компании. Светлячок, невысокая девочка с улыбкой до ушей и сияющими глазами.

Не все было так гладко, как хотелось бы. Подруги завидовали тому, как просто она начинает нравится мужчинам, у которых при взгляде на нее появлялись морщинки улыбок возле глаз. Считая ее беспечно счастливой, они находили в ней бессменную жилетку для собственных слез и обид, а она слушала, стараясь хоть чем-то утешить каждую. Ведь она знала, что у каждого из нас своя боль, так для чего же нужны друзья, если в трудную минуту не могут стать опорой и поддержкой? Разве не для того, чтобы делать жизнь радостнее? Это же знание не позволяло ей превращаться в нытика и плаксу, усложняя жизнь этим людям, замученным своими собственными проблемами, с которыми они приходили к ней.

С личной жизнью тоже было не все ладно, мужчины с удовольствием называли ее другом, им нравилось такое общество, но любые отношения так и оставались необязывающе дружескими, не перерастая во что-то более серьезное. Подруги завидовали зря, да, на нее смотрели, к ней тянулись, но видели в ней не женщину, а того самого светлячка, которым можно любоваться, но нельзя любить всерьез. Ведь серьезность подразумевает откровенность души, которая обязательно должна хоть в чем-то страдать. Да и потом мужчины любят чувствовать себя героями, спасителями, миссионерами добра и справедливости, это привычная черта нелепого самоутверждения, а рядом с ней они чувствовали себя просто собой.

Но она не унывала, продолжая находить в окружающем мирке и в себе самой повод для шуток и радуя этим тех, кто так или иначе встречался на пути. Ей принадлежала всего лишь жизнь, со своими взлетами и падениями, порой счастливая, порой печальная, такая же, как и много других жизней. Просто она любила смотреть иначе: ей принадлежала целая огромная жизнь и уже это само по себе было поводом никогда не сдаваться и в восторге трепетать на ветру хрупким тельцем светлячка.

Все оборвалось быстро, грязно и не красиво. Темный переулок, по которому она возвращалась домой от так бескорыстно любимых ею друзей, глухой удар в висок, шершавая поверхность под руками… то ли стены, то ли уже асфальта. И навсегда застывший в глазах вопрос «за что?».

Светлячок… Бедная, маленькая, наивная девочка, ты просто не успела узнать одно, то, что порождает глубокую, безумную, страшную ненависть: когда в небе сверкают светлячки, собственная безысходная ночь человека кажется ему еще чернее.

Аль Квотион