Корзина Корзина пуста

k

Тотемизм

Человек слаб. С давних времен, чувствуя, осмысляя свою слабость перед природой, человек искал поддержи. Привычно придавая природе свои собственные черты, очеловечивая мир вокруг себя, он искал союза с ним. Того союза, который сможет обезопасить жизнь. Корни тотемизма уходят в глубокую юность человечества, в его страх перед миром. И появлялись племена орлов, волков, солнца и многие другие. В простодушной вере человека в то, что тотемные животные или силы будут хранить его род.

Человек завистлив. Тотемизм был способом завладеть качествами других видов. Появлялись странные племена, такие, как клан червя. Как может слабый червь защитить тебя? Но человек смотрел на него с наивной непосредственностью, он видел то же, что видят наши дети: если червя разорвать, обе его половинки живут своей жизнью. Это качество могло бы стать незаменимо в охоте, в стычках с другими племенами. И даже червь в итоге становился тотемом.

Человек труслив. Он боялся природы, боялся мира вокруг себя, боялся смерти. Союз с кланом животного (именно кланом, потому что человек верил, что животные живут и мыслят так же, как и он сам. И часто верит в это до сих пор) означал больше: не только относительную безопасность, но и в последствии возрождение в виде своего тотемного животного. Человек никогда не хотел быть человеком. Мы до сих пор надеемся оказаться кем-то другим, придумывая бесконечные сказки и теории.

Человек жаден. Со временем одной чужой черты оказалось мало, другие тоже были хороши. И тотемизм стал многограннее, собирая для человека лучшие качества окружающих его видов. Постепенно он стал приобретать форму язычества.

Человек глуп. Время проходит, мы узнаем все больше, но остаемся все теми же. Тотемизм распространен и сейчас. В других формах, но так же массово. Кто никогда не проходил бесконечных тестов: на какое животное ты похож? Это все тот же никуда не ушедший тотемизм. Человек не смог перерасти своих дремучих верований.

Человек похотлив. Начиная с ранней веры в возможность зачатия от животного, солнца, ветра, дождя, дерева, духа, плодотворной почвы, и продолжая сегодняшним днем. Ведь людьми до сих пор движут банальные инстинкты. Современные люди так же любят приписывать себе черты животных, орлиное зрение, кошачьи повадки, собачий нюх, инстинктивную сексуальность хищников, мудрость и холодность змей и тому подобное. Потому что человек — слаб. Теперь уже — на фоне представителей своего вида. Это борьба за потомство, необходимость привлекать к себе внимание партнера, переросшая в естественное желание нравится всем, и в этой борьбе так были бы хороши присвоенные черты тех или иных животных.

Человек глубоко несчастлив? Потому что я не знаю, как может быть счастлив тот, кто на протяжении всей своей истории стремился быть кем-то другим, животным или явлением, ангелом или демоном, эльфом или драконом, перечислять можно долго. Человек стал опытнее. Человек остался прежним. Слабым, завистливым, трусливым, жадным, глупым, похотливым, эгоистичным, но тем не менее — прекрасным. Во всех своих проявлениях. И тотемизм, строящийся на наших слабостях, ошибках и слепоте, тоже по своему красив. Потому-что то тут, то там вспыхивает любовь, сквозит нежность и ласка, а под дождем вдруг распускаются улыбки. И тотемизм наших чувств обретает форму бесконечных милых солнышек, птичек, заек, рыбонек, кисок… у каждого свое. И в ответ на любяще брошенное: «идем домой, зайчик», слышится детский ясный смех.

Аль Квотион