Корзина Корзина пуста

k

Ты опять ругаешься

Ты опять ругаешься, сидя нагим на кухне,
наблюдая какую-то жизнь в эфемерном мире,
а я вижу сердце сквозь кожу, 
оно доступно,
по-ребячьи вдето и как-то слегка расширено.
Знаешь, пусть они между собой там решают, кто ты -
безответственный лоботряс или нервный гений,
а я знаю — твои нагрудные словно соты,
в них горячий мед поэзии и модерна. 
А я вижу, как ты выдыхаешь неровно в форточку
сигаретное настроение, 
пишешь другу:
нужно встретиться, сжечь подступающий вечер творчески,
пока нас это время слов не загнало в угол.
А в углу жду я, первобытная и разлитая
теплым чаем по блюдечкам глаз твоих обездвиженных,
узнающая в твоем облике композитора 
музыкальной нежности и симфонических книжек. 
Ты ругаешься. 
Вечер падает, как подстреленный,
превращая людей вот в таких постовых писателей -
и в глазах темно, а в душе так наивно-зелено.
Знаешь, брат мой, нас тоже скоро найдут спасатели,
откопают из-под обломков вот этой кухоньки,
из руин бытовья — скуренного, пустого,
и найдут — на память детям, а не для публики,
два молочных тела, похожих в ночи на космос. 

Алина Лён