Корзина Корзина пуста

k

У меня есть

У меня есть жизнь. Если взять мокрую тряпку 
и стереть с нее пыль, то проявится подобие зверя, 
он скулит, виляет хвостом, но чаще — тявкает, 
разрывая подлобный внутренний мир на время. 
У меня есть время. Не зарекаюсь, но хочется верить, 
что я завтра не сдохну от какой-нибудь нелепой случайности, 
что я выйду живой артерией из любых истерик, 
дотяну до старости. Но это пока уточняется. 
У меня есть плеер, в нем самая громкая музыка, 
чтобы сердце рвалось, чтобы кровь отдавалась молотом 
по вискам, звукодрелью просверливая в них два шлюза, 
как возможную дверь с табличкой на ней «выход в новое». 
У меня читатели — каждый день провожу под ругань, 
каждый мнит себя то ли критиком, то ли цензором. 
У меня друзья. Но чаще у меня подруги, 
что типично в условиях общественной ценности гендера. 
У меня глобальное медленное отчаяние, 
я ищу оплот, но нога уходит в зыбучий - 
это все, что за тридцать с лишним жизнь мне налаяла, 
сколько я ни ходил к ней в грудь, ни просил «не мучай». 
У меня есть шанс на распад не души, а тканей, 
если ангел в ватнике схватит меня за плечо, 
развернет на сто восемьдесят, пристально в зрачки заглянет 
и шепнет откровенно и жутко «парень, ты обречен». 
А еще у меня есть семья, это тоже омут, 
это слово «мы», висящее на кухне в веревке: 
ты подушечками пальцев гладишь экран смартфона, 
я лежу на полу мертвый.

Александр Ноитов