Корзина Корзина пуста

k

В назойливой зиме

В назойливой зиме, в районе трех, не раньше,
Высокий светлый лоб плывет в мазутной тьме, 
Плывет тайком по дну, плывет вперед — не грань же, 
Без жажды обернуться, без слов, без зуда тем. 
Какая нынче ночь — пропащих обещаний, 
Пропущенных звонков, проплешина судьбы. 
Какая ночь, она, вживаясь в облик Шани, 
Карает за дела (не спрячешься, суд был). 
Какой же приговор? Всегда идти дворами
И что-то вспоминать — что было, но прошло, 
Винить себя во всем — в беде, во лжи (да врал ли?), 
И прятать кудри света под ночи мягкий шелк. 
А ночь течет, течет, и словно скоро выйдет 
Из лунных берегов, ухватится за быт, 
Где белый лоб плывет, неомраченный с вида, 
Где смертный человек становится забыт.

Аль Квотион