Корзина Корзина пуста

k

Во мне

Во мне басами гремит кровь,
шумно и сильно постигая собственное русло,
воплощая каждый сосуд ревом ниагарского водопада,
и из меня тихо шепчет хрупкая поэзия. 
Во мне одержимо трясет свой шаманский бубен полубезумное сердце,
вешая ожерелье костей на прошлое,
вставляя красные перья в пальцы
и дьявольски хохоча в великой пустоши, 
когда подлобное небо разрывает грохот камнепада мыслей 
и смертельные оползни чувств,
но из меня выдыхает свой бесшумный язык поэзия.  
Так моя внутренняя какофония превращается в едва уловимый шелест,
почти в молчание. 
Так я говорю с тобой. 
Только мы понимаем, что в действительности стоит за этой тишиной. 
Любимая, твои волосы пахнут дымом. 
Любимый, твоя кожа пахнет пеплом. 
Мы сгорели 17 минут назад, остались только эти стихи,
нацарапанные ключами на деревянной столешнице. 
Любимая, на расстоянии полутора километров от тебя я забываю твое имя. 
Любимый, я видела, как молнии бьют в твоем теле, и ты забудешь об этом, но я не забуду. 
Даже когда мы возвращаемся друг к другу, мы все равно не возвращаемся,
и остаются только эти стихи на скомканной бумаге в мусорном ведре. 
Любимая, я исповедую любовь к тебе каждым словом и каждый прожитым днем. 
Любимый, мы всегда остаемся сильнее ошибок, сделанных нами.
Остаются только стихи,
из меня в тебя говорит свое слово поэзия.
Только так я говорю с тобой.
Только так ты слышишь меня.
Поэзия. 
Едва уловимый шелест. 
И тишина. 

Аль Квотион