Корзина Корзина пуста

k

Языческое поверье

Существует такое народное языческое поверье среди женщин, с которыми меня познакомила злая судьба, сиречь интернет: якобы каждую ночь, обернувшись зверем лохматым с апэлсинами, выхожу я на охоту на дев невинных, в порыве животной страсти цокая языком «вах-вах», соблазняя, охмуряя, подвывая на луну и занимаясь другими формами пикапа. Парадокс этого суеверия, ставший уже стабильным жизненным законом, в том, что каждый видит в других то, что есть в нем. Эти ритуальные мракобесия рождены исключительно в прекрасных головках тех клуш, которые уже представляли меня в своих девичьих фантазиях если не стоящим рядом в загсе, то как минимум страстно и знойно любящим их тела с дынными персями и овражно-крутыми бедрами. После моего сотого отказа в бабьей голове начинает зреть бабья же обида, выводы, поиски виноватых, как итог — обвинения и суеверия. Все эти забавные женские типажи, которым не удалось навязчиво и назойливо залезть в огород за помидорами, гордо объявляют себя брошенными. Не пытайтесь найти здесь логику, соблазнитель в кругу неумных скучающих и дуреющих от скуки женщин — это не тот, который подмигивает каждой и ведет ее в кусты, это тот, кто локтями отпихивает от себя все истекающие слюной жадные губы и линейные односторонние умы. Чем больше отказов от отношений, секса и прочего — тем больше ты подлец и совратитель. И совсем не важно, что в жизни все решительно наоборот, в конце концов, кого волнует реальная жизнь, когда собственные фантазии так приятно щекочут эгоизм и предлагают любую форму собственной святости и исключительности на выбор. Что касается меня, я буду продолжать писать стихи и заметки. И буду продолжать отказывать озабоченному отношениями бабью, обрастая мифами и суевериями. И, конечно, буду всегда виноват. Потому что трезво оценить себя способны единицы, куда проще генерировать и обвинять, оставаясь в своих глазах милым пушистиком. Увы, застрявшем на уровне развития инфантильной незрелой малолетки, вместо жизни продолжающей читать одну из бесконечных ничего не значащих сказок.

Александр Ноитов